Не показывать рак, быть ошибочной.

Онкология – область медицины, где для постановки точного диагноза требуется новейшее оборудование для медицинской визуализации и высокая квалификация врачей. При невыполнении этих условий часто ставятся ошибочные диагнозы. По статистике, 35% пациентов, которые приезжают в Израиль на лечение онкологии, уезжают домой здоровыми, т.к. израильские специалисты не обнаруживают у них рака.

ТОП-5 ошибочных диагнозов при раке

Не показывать рак, быть ошибочной.

Мы расскажем о наиболее распространенных ошибках в онкологических диагнозах.

  • Диагноз 1: Рак молочной железы

Не показывать рак, быть ошибочной.

Председатель израильского общества онкохирургов

Рак молочной железы – самое частое онкологическое заболевание у женщин. Благодаря распространенности маммографии и УЗИ молочных желез эту опухоль сейчас выявляют на самой ранней стадии.

Иногда эти исследования обнаруживают у женщин совсем небольшие образования размером от 2 мм, которые могут и не переродиться в злокачественную опухоль. Нередки случаи, когда женщины проходят хирургические операции, без которых они вполне могли бы обойтись.

А иногда, при неправильно проведенном гистологическом анализе опухоли, неоправданно назначаются даже такие небезобидные исследования, как химиотерапия и лучевая терапия.

Преимущество в прохождении лечения у израильских профессоров – это усовершенствованные методы хирургии, позволяющие сохранить большую часть груди при РМЖ.

  • Диагноз 2: Опухоли головного мозга

Не показывать рак, быть ошибочной.

Генеральный секретарь Израильского общества нейрохирургов

По статистике, этот диагноз является «рекордсменом» по числу ошибок, которое иногда доходит до 80%. Диагностика опухолей головного мозга проводится с помощью МРТ и компьютерной томографии. Именно при их интерпретации и случаются ошибки, обусловленные недостаточным опытом и квалификацией врача. Порой за злокачественные опухоли принимаются гематомы или абсцессы головного мозга.

Не показывать рак, быть ошибочной.

Заведующая дневным стационаром гематологического отделения МЦ Ихилов-Сураски

При лимфомах неправильные диагнозы ставятся примерно в 50% случаев. Причиной обычно является неточно проведенный гистологический анализ опухоли.

Лимфому нередко путают с воспалением лимфоузлов (лимфаденитом), который может быть вызван различными инфекционными заболеваниями. Иногда за лимфому принимают туберкулез, саркоидоз, дермоидные кисты, различные болезни печени.

При всех этих заболеваниях возможно увеличение (гиперплазия) лимфоузлов.

Не показывать рак, быть ошибочной.

Президент общества онкологов и радиотерапевтов Израиля

Забор биопсийного материала при саркомах кости должен выполняться командой специалистов. В эту команду должны входить рентгенолог, морфолог и хирург. Это условие соблюдается далеко не всегда. Поэтому часто патолог не может точно провести дифференциальную диагностику между различными видами опухолей.

Процент диагностических ошибок при этом виде новообразований достигает 60%. Больным саркомами часто назначают лечение от остеомиелита – антибактериальную терапию. При этом болезнь продолжает прогрессировать.

Дело в том, что рентгенологические проявления остеомиелита и саркомы Юинга очень похожи и различить эти заболевания может только очень опытный специалист.

Не показывать рак, быть ошибочной.

Президент Израильской ассоциации эндоскопической хирургии

Рак толстой кишки довольно просто выявить, однако и здесь очень часто происходят ошибки.

Их причина – в несвоевременной диагностике рака, симптомы которого напоминают множество других заболеваний, в том числе синдром раздраженного кишечника (СРК), неспецифический язвенный колит, геморрой и т.п.

Пациентам часто не назначаются нужные исследования, и они проходят лечение одного из перечисленных заболеваний, теряя драгоценное время. При этом рак прогрессирует.

Обратитесь в Ассоциацию Врачей Израиля, чтобы записаться на прием к врачу, который специализируются на диагностике и лечении конкретного заболевания.

Записаться на приём

Почему онкологи совершают ошибки?

  • Причина 1. Одинаковые симптомы могут указывать на совершенно разные заболевания. И большое значение имеет правильный забор биопсии и морфологический анализ опухоли. Не каждый врач может выполнить эту работу качественно. Поэтому нередки случаи, когда в одном лечебном учреждении у пациента обнаруживают злокачественную опухоль, а в другом – доброкачественную.
  • Причина 2. Важную роль играет и точная расшифровка результатов инструментальных исследований. Например, чтобы научиться расшифровывать результаты ПЭТ-КТ, врач должен пройти длительное и дорогостоящее обучение в ведущих клиниках. Такая возможность есть далеко не во всех лечебных учреждениях.
  • Причина 3. Бывает, что, обнаружив новообразование, онкологи не назначают пациенту всех необходимых исследований и спешат назначить лечение. В большинстве случаев такое лечение оказывается неправильным или вообще ненужным.
  • Причина 4. Иногда речь идет о редкой опухоли, с которой онколог мог не сталкиваться на протяжении всей своей работы. Он может совершить диагностическую ошибку, если в данном лечебном учреждении нет практики получения независимого второго мнения или решения спорных вопросов на медицинском консилиуме.

Как проверить диагноз?

В Ассоциации врачей Израиля вы сможете получить второе мнение профессоров-онкологов по поводу поставленного вам диагноза. Если вы хотите, чтобы врач-консультант Ассоциации изучил ваши медицинские документы и оценил шансы на точную диагностику в Израиле, заполните форму связи ниже. Мы ответим вам в тот же день.

Форма заявки

Источник: https://Israel-doctor.info/oshibki-v-onkologicheskix-zabolevaniyax/

Как россиянка месяц жила с ошибочным страшным диагнозом

  • Не показывать рак, быть ошибочной. «Роснефть» расширяет использование телемедицины на своих месторождениях

Месяц назад Наташа Киселева узнала, что у нее рак. Диагноз ей поставили в России и практически сразу провели операцию по удалению четырехсантиметровой опухоли. Только приехав на лечение в другую страну, девушка узнала, что рака у нее нет.

Не показывать рак, быть ошибочной.

«Месяц назад мне поставили диагноз. Рак. Гистология показала, что у меня злокачественная сосудистая опухоль с длинным непонятным названием.

Закрывшись дома и проревев сутки, я решила, что не хочу умирать в 31 год и во что бы то ни стало вылечусь. Я переименовала слово “рак” в “краб”, запретила всем близким говорить на эту тему и, тем более, меня жалеть.

Но, главное, я запретила себе жалеть себя и распускать нюни. Я поклялась, что никакой краб не станет моим знаменем и смыслом жизни, я буду жить также, как жила все это время.

Также хохотать во весь голос, болтать без умолку и спорить с пеной у рта, путешествовать и верещать во время фильмов ужасов. Пока никто не видел, я злобно обращалась к Богу, небу, энергии, называйте, как угодно.

У меня был один вопрос: «Зачем?» Болезни, как и любые испытания, даются нам для чего-то. Зачем мне болезнь, от которой умерли миллионы человек и моя мама? Чтобы стать сильнее? Но я и так не слабая. Зачем? Зачем?

Опухоль обнаружила массажист где-то полгода назад, но я не обратила на это никакого внимания, пока не прочитала текст Романа Супера “Когда твоя девушка больна”. Уже на следующее утро я была у терапевта. После того, как я сделала все анализы и компьютерные томограммы, мне сказали срочно оперироваться. “Я не могу ложиться в больницу, у меня подготовка к форуму.

Может, помазать чем-нибудь от гематом, рассасывающим?” Роман Николаевич, мой хирург, посмотрел на меня как на умалишенную и продолжил объяснять, что завтра я должна быть госпитализирована и “что-нибудь от гематом” не уберет опухоль в четыре с половиной сантиметра.

Но, устав со мной бороться, он все-таки согласился перенести операцию на месяц, когда я разберусь с работой.

(Кому и в каком возрасте нужно искать рак, читайте здесь)

Оперировали меня в госпитале МВД. Опухоль отправили на гистологию в лабораторию, которая ничего не смогла понять, поэтому продолжили исследование в Онкологический институт имени Герцена. Оттуда пришел ответ. Онкология подтвердилась.

Поговорив с моим лечащим врачом, которая вылечила рак два года назад, перерыв тонну информации о разбодяженных препаратах и врачах на онкоцентре на Каширке, я решила, что в России лечиться не буду. Было три пути – Германия, Израиль и США. Я выбрала Израиль, тогда еще здесь не бомбили. Мы отправили все документы в клинику в Тель-Авиве.

Посмотрев заключения российских врачей, израильские забили тревогу и сказали срочно прилетать, нужна расширенная резекция (вторая операция), лучевая терапия и химиотерапия. И все это emergency! Мне запретили все: любые физические нагрузки, сауну, массаж, алкоголь, стресс, пребывание на солнце. Можно только ходить.

Плавать было тоже нельзя из-за свежего шва.

Только сидя в Шереметьево, я узнала о бомбежках. Рекомендации всех врачей “Наташа, главное, не нервничать” летели коту под хвост. В клинике у меня забрали все стекла и гистоблоки, которые я привезла, взяли анализы и сделали ускоренную биопсию. Это исследование – стандартная процедура перед лечением. Ждать нужно было три дня.

Я не знала, чем себя занять, загорать в стране с палящим солнцем мне нельзя, поэтому гулять можно только в тени. Мысли все только о предстоящей операции, химиотерапии и облысении. За этот месяц у меня появились первые седые волосы, но это все равно лучше, чем голова-коленка.

Отвлекалась от всего этого я только, когда нас бомбили и эвакуировали.

Так получилось, что сюда приехала моя приятельница Марина, отдыхать с подругой. Вчера позвали меня на экскурсию в Иерусалим. Я терпеть не могу экскурсии, всегда путешествую сама, но одной было ехать опасно из-за бомбежек, и я согласилась. У нас был противный гид-прощелыга.

Он водил нас только по прикормленным ювелирным магазинам и не рассказывал почти ничего. Это камень, это стена, эта башня, это храм. Мне было жутко скучно, хотелось ему врезать и вернуться в отель. Но посмотреть Храм Гроба Господня и постоять у Стены Плача все-таки хотелось сильнее.

Нас высадили из автобуса и повели по старому городу к Храму, ХГГ, как называл его нам идиотский гид. Я начала молиться про себя: “Я не знаю, как ты это сделаешь, но сотвори чудо, я больше никогда ни о чем не попрошу. Ты же все можешь”. Мои истерические мысли прервал телефонный звонок.

Звонил мой врач Ури.

(Почему израильские клиники скоро могут стать недоступны для россиян, узнайте здесь)

— Наташа, Вы можете говорить? — Да, конечно. — Вы где сейчас? — Я в Иерусалиме, но, если нужно срочно приехать в клинику, то я возьму такси. — Наташа. — Да. — Мы проверили все, Отправили все профессору, он один из лучших специалистов по сосудистым опухолям.

— И? И? Что? Что он сказал? — Наташа, результат отрицательный. Профессор снимает диагноз на 99%, в России ошиблись. У Вас нет рака, это была доброкачественная опухоль. — ……. — Наташа? — ……. — Наташа? Алло? Алло? Вы здесь? — Да…..

ошиблись? — Да, такое часто бывает в Вашей стране, к сожалению. К нам на химиотерапию приезжала недавно женщина молодая, лет 35. У нее обнаружили рак молочной железы, ей отрезали правую грудь.

Потом она приехала к нам в Израиль, мы обследовали ее также, как и Вас, но у нее не было онкологии, это была ошибка врачей.

— ОШИБКА ВРАЧЕЙ?????

— Да, мы отправили ее домой. — А я? Я могу ехать домой? — Давайте подождем еще три дня, когда будет окончательный ответ от профессора, мы всегда даем себе 1% на сомнения. Но на 99% Вы здоровы. Поздравляю Вас! — То есть никаких операций, лучевых и химий?

— Никаких. Зачем они здоровому человеку??

Я сползла по стене, меня начало тошнить, слезы покатились гладом, руки затряслись. Я смогла отправить только одно сообщение. Мне стало совершенно наплевать на гида, бомбежки, жару. У Вас нет рака. У. ВАС. НЕТ. РАКА. Нет рака. У Вас нет рака. НЕТ!!!!!! РАКА!!!!! АААААААА!!!!!!!!

Читайте также:  Острый промиелоцитарный лейкоз: симптомы и лечение болезни, профилактика патологии

На ватных ногах я пошла в храм. Дошла до Голгофы, строго посмотрела на распятие: «Ну, и шуточки у тебя. Я чуть с ума не сошла». Через полчаса, не помню как, мы оказались у Стены Плача.

Весь день я сочиняла, что напишу на бумажке и как именно буду просить. Переживала, хватит ли мне одного крошечного листика, чтобы описать все свои терапии, операции, огромные суммы на лечение и душевные силы.

Теперь я знала точно, что напишу. Только одно слово – спасибо.

И я точно знаю, зачем мне был дан этот адский месяц. Понять, кто готов быть рядом и в счастье и в горе, и в болезни и в здравии. Понять, что счастье здесь и сейчас и оно в мелочах. Понять, что это небо прекрасно, и это солнце прекрасно. И жара, и дождь, и холод, и снег.

Что можно быть слабой и это не преступление. Что любить – это счастье. И ссориться – это счастье. Что друзья – это не те, кто чеканит «все будет хорошо», а те, кто может часами хохотать вместе с тобой, хотя ты по их глазам видишь, как им тяжело. Ради этого стоило поседеть.

И всегда будет стоить».

Источник: https://doctorpiter.ru/articles/9742/

Неверная диагностика рака: бич российской медицины

+T —

В интернете можно встретить достаточно мнений о лечении в Израиле. Одни восхищаются израильской медициной и боготворят врачей этой страны. Другие говорят, что медицина в России ничем не хуже, а в Израиле пациенты просто переплачивают за повышенный уровень комфорта и внимания со стороны врачей и медицинского персонала.

Ежедневно по роду своей деятельности я общаюсь с пациентами, которые побывали на лечении в Израиле. За последний год их количество исчисляется сотнями, а может, даже тысячами.

К сожалению, а скорее всего к счастью, уже очень давно мне не приходилось иметь дело с российской медициной.

Поэтому судить о ней могу только по историям пациентов, которые приезжали лечиться в Израиль, а также по отзывам израильских врачей.

Если оставить в стороне общий уровень медицины, подготовки врачей и условия пребывания пациентов в больнице, то особого внимания заслуживает количество случаев неправильно поставленных в России онкологических диагнозов.

По разным оценкам, в израильские клиники поступает не менее 10-30 % пациентов из стран СНГ (в основном из России), которым поставили неверный онкологический диагноз на родине. Естественно, что в Москве и Санкт-Петербурге ситуация в этом плане не так катастрофична, как на периферии, но все равно оставляет желать лучшего.

Это также одна из причин, по которой прогнозы российских врачей в отношении онкологических пациентов часто оказываются неверными. 

Не показывать рак, быть ошибочной.

Ниже отзывы пациентов, которые столкнулись с ошибками в постановке онкологического диагноза в России и были вынуждены обратиться за медицинской помощью в Израиль.

Александр Сидоров, г. Уфа, Республиканский онкодиспансер

Медицине известно только четыре стадии рака, однако в Уфе врачи решили не мелочиться и поставили отцу Александра сразу 6-ю стадию. Израильские онкологи сильно удивились, более того, по результатам диагностики выяснилось, что у его отца не рак желудка, а совсем другое онкологическое заболевание.

Папе поставили в онкоцентре Уфы диагноз рак желудка 6 (!!!) стадии, до 23 февраля он не должен был дожить. Когда мы засомневались насчет диагноза, то нам зам.

главного врача республиканского онкодиспансера Алсу Анасовна даже не стала справку выдавать для ускоренной выдачи загранпаспорта для папы: «пустая трата денег для безнадежно больного!» — ее слова. Но Израиль пришел на помощь — прислал вызов, мы оформили паспорт за три дня и сразу после Нового года вылетели на диагностику. Нам поставили диагноз, начали лечение.

Были мы с 5 по 23 января 2015 года первый раз и с 14 по 21 февраля второй раз. За месяц у папы пропала одышка, исчезли отеки с живота, нормализовалось давление, вернулся сон, аппетит, ушла жидкость из легких. Желудок (неходжкинская лимфома!) перестал его беспокоить.

После этой поездки я уже не ставлю под сомнение полную некомпетентность и отсутствие человеческих качеств у наших, российских, точнее — УФИМСКИХ онкологов — вне сомнения — ни компетенции, ни человечности у них просто нет. Такую медицину надо хоронить. (…)

Егорова Ольга, г. Самара, Областной клинический онкологический диспансер

В рассказе Ольги все сказано, ни прибавить, ни убавить.

Целый год лечилась на родине в России (кстати сказать в очень крупном онкологическом центре) и все бесполезно как выяснилось ((( Лечили лечили меня целый год,через год дали справку о том что здорова (мол приходите через полгода на плановую проверку и рукой мне помахали (списав мое не очень хорошее самочувствие на состояние после химии), через месяц было принято решение лететь дообследоваться (так как состояние оставляли желать лучшего!!!!! ) в Израиле в течение 3 -4 дней были сделаны все анализы и обследования и вынесен вердикт к сожалению очень неприятный (болезнь развивалась и развивалась полным ходом) и помочь мне могла только ТКМ ( трансплантация костного мозга)!!! Кстати сказать в Израиле мне так же была проведена операция биопсии которая выявила совершенно другую форму моего заболевания (другими словами меня целый год травили химией которая мне совершенно не подходила, из за чего я получила невосполнимый урон в здоровье (с которыми мне предстоит жить всю оставшуюся жизнь ((грустно — но такова суровая действительность нашей медицины!!!! (…)

Ольга Малышко, г. Санкт-Петербург

Полтора года Дашу неправильно лечили в России, каждый следующий врач просто переписывал заключение предыдущего, пока биопсия, проведенная в НИИ онкологии им. Петрова, не показала саркому Юинга. Сейчас у Даши все хорошо.

Сначала мы лечились в России, но целых полтора года нам ставили неправильный диагноз. Затем сделали операцию по удалению опухоли- не выяснив что это. Тем самым усугубили положение и через полтора месяца опухоль вернулась за сутки в три раза больше.

Состояние наше было ужасным и мы приняли решение поехать лечить дочь в Израиль. Мы с дочерью приехали в клинику Ихилов (детское отделение Дана) в марте 2013 г. В клинике нам сделали полное обследование и вопрос встал очень жестко- жизнь или смерть- прямым текстом.

Но врачи не отказали нам и составив протокол лечения, делали все, что могли. Лечащий врач нашей дочери — доктор Левин. Наша девочка прошла все лечение — 7 курсов химиотерапии,операцию по удалению лопатки, затем еще химию, пересадку костного мозга и 25 сеансов радиотерапии.

Лечение было тяжелым,но в середине февраля 2014 г.

дочь успешно его закончила!!! Мы благодарны всем врачам и медсестрам клиники и всему медперсоналу,а так же всем волонтерам,которые каждый день устраивали в отделении детям праздник!!! На данный момент у нашей дочки все хорошо! Сейчас она продолжает свою учебу в школе и каждые 2 месяца проходит обследование у своего лечащего врача в Израиле! (…)

Светлана Мыльцева, г. Москва, клиника “Ниармедик”

Целых полгода Светлана проходила лечение в частной клинике в Москве, пока в ФГБУ им. Герцена не поставили диагноз “рак молочной железы».

В Израиле при обследовании были обнаружены множественные метастазы в  костях, то есть это уже была 4-я стадия рака, а не третья, как предполагали московские врачи.

Кстати, лечение в Израиле дало отличные результаты, Светлана сейчас находится в ремиссии и приезжает только на проверки.

Первые проблемы пришли через 1,5 месяца после рождения дочери, образовавшееся уплотнение в правой МЖ я успешно победила, это был лактостаз, а спустя 2 недели снова обнаружила уплотнение в левой МЖ, в этот раз мои методики не сработали — уплотнение не поддавалось.

Начались мои бесконечные походы к маммологам, прохождение многочисленных УЗИ, все специалисты твердили одно и то же – «у Вас ЛАКТОСТАЗ, сцеживайтесь». Уплотнение не расцеживалось уже 3 месяца и совсем не болело, оно не было похоже на лактостаз, но, как тогда мне казалось, врачам же видней!!!….

Доктор настолько меня убедил, что мне даже в голову не пришло обращаться к другому врачу для уточнения диагноза. Все дальнейшие назначения врачей, направленные на завершение грудного вскармливания, только поспособствовали прогрессивному росту опухоли… После завершения лактации мне сделали биопсию тонкой иглой из уплотнения и лимфоузла.

16 марта 2014 года я узнала результат: «Рак протоковый высокодифференцированный, метастаз рака протокового высокодифференцированного». (…)

Ирина Кравченко, г. Москва

Ирину долго обследовали в одной из частных московских клиник, по результатам диагностики объявили, что она умирает от рака желудка. Заключение израильских врачей: “Здорова как лошадь”.

В России после многочисленных и сильно недешевых обследований мне сообщили, что я практически умираю от рака желудка и ситуация крайне тяжелая, впрочем, они могут провести еще несколько дорогостоящих обследований).

Но я решила проверить диагноз в Израиле. Обследование проходило четко по плану, за пять дней мы все успели сделать.  Еще отмечу, что мысль дать денег врачу сверх оплаченного просто не приходит в голову.

Диагноз ни разу не подтвердился, ура! (…)

Ольга Канавина, г. Ярославль

8 месяцев мучительных болей прошло до постановки правильного диагноза “рак челюсти”. За это время Ольга прошла бесконечное множество различных специалистов, побывала в разных медицинских учреждениях.

Правильный диагноз поставили только в Клинической больнице №86 г. Москва. Израильские врачи смогли не только вылечить Ольгу, но и полностью сохранить внешность очень красивой девушке.

Сейчас критичный период для рецидива прошел, и Ольга только раз в год приезжает на контрольные обследования.

Они реально, как в детском саду, стояли, смотрели и пытались угадать, что со мной. Просто ПЫТАЛИСЬ УГАДАТЬ!!! Потом пришёл Варшавский. Он меня осмотрел, пощупал нёбо. Предварительно поставили опухоль слюнной железы. Взяли пункцию. (пункция- длинной иглой проникают в исследуемый орган и берут маленькую частичку этого органа на обследование).

Ужасные боли все это время не прекращались. Пункцию брали как раз перед ноябрьскими праздниками. Сказали, что результаты будут готовы только после праздников, это ещё ожидание и нескончаемая боль в течении полторы недели. Обосновали, что «на носу» праздники и если меня положат в больницу, то толку будет мало, все равно в больнице в это время никого не будет.(…

)

Это лишь очень немногие из тех пациентов, которым “повезло” в том смысле, что правильный диагноз все-таки был установлен, и они успели получить необходимое лечение в Израиле. Сколько же еще пациентов, страдающих от непереносимой боли и неизвестности, обивает сейчас пороги медицинских заведений в России? 

Источник: https://snob.ru/profile/29731/blog/98196/

Раковая афёра: ложные диагнозы и лишняя химиотерапия

Сотни миллиардов долларов в год тратится на химиотерапевтические процедуры, которые наносят ущерб здоровью пациента и вызывают побочный эффект, получивший название «химический мозг». Два года назад эксперты по поручению Национального института рака также публично признали, что десятки миллионов «случаев рака» вовсе не были таковыми.

Читайте также:  Чем отличается киста от опухоли, разница между образованиемми

Десятки миллионов людей, которым благодаря недобросовестным онкологам был поставлен диагноз «рак» и которые были напуганы медицински не оправданной, но крайне выгодной химеотерапией – никогда не имели угрожающего их жизни состояния, а значит не было и необходимости в принятии подобных мер, подтвердили учёные.

Слово «рак» зачастую вызывает перед мысленным взором череду неумолимых, смертельно опасных процессов, однако рак – явление неоднородное и может развиваться различными путями, не все из которых связаны с прогрессированием метастаз и смертью, а могут заключаться в вялотекущем заболевании, которое не причиняет никакого вреда на протяжении всей жизни пациента.

Многие новообразования в организме человека диагностируются устрашающим термином «рак», даже несмотря на то, что не приведут ни к каким реальным повреждениям в организме, даже если их не лечить.

Раковая индустрия получает сотни миллиардов долларов в год на лечение пациентов, у которых никогда не было настоящего рака

Онкологи и раковая индустрия (особенно рака молочных желёз) пользуются систематическими случаями ложного диагностирования рака, запугивая пациентов и вынуждая их соглашаться на ненужные процедуры, которые помогают набирать $100 млрд. в год в качестве средств на химиотерапию для лечения так называемого «рака».

«Врачи, пациенты и широкая общественность должны осознавать, что гипердиагностика является довольно распространённым явлением и чаще всего имеет место при выявлении рака», – говорится в одной из научных статей.

В 2002 году редактор медицинского журнала поставил под вопрос эффективность маммографии для молодых женщин.

«Эта тема требует тщательного контроля, – резюмирует он, – потому что женщины принимают решение о диагностике рака груди, а наша задача состоит в том, чтобы предоставлять им максимально достоверную информацию».

Однако не следует забывать, что «маммографический скрининг может привести к гипердиагностике рака молочной железы, то есть обнаружению опухоли, которая не была бы обнаружена в клинических условиях на протяжении всей жизни пациента».

Раковая индустрия держится на плаву за счёт научного шарлатанства и низкопробной тактики «вербовки» новых пациентов, основанной на страхе

Всё это подтверждает то, о чем уже неоднократно говорилось ранее: раковая индустрия использует тактику запугивания, которая отдаёт «медицинским терроризмом» – перепуганных женщин и мужчин убеждают в необходимости чего-то ненужного для них, но весьма прибыльного для «агитаторов» – речь о «лечении рака», которое не принесёт пользы никому, кроме шарлатанов-онкологов.

Это сообщение повлекло за собой ряд крупных разоблачений в области диагностирования различных видов рака.

Рак груди, например, иногда представляет собой вовсе не опасное заболевание, а такое доброкачественное состояние как протоковый рак (ПКИС).

Несмотря на это, миллионам женщин с ПКИС ошибочно ставят диагноз «рак молочной железы», вынуждая в дальнейшем лечиться от состояния, которое наверняка никогда не вызвало бы у них никаких проблем со здоровьем.

В аналогичной ситуации оказываются и мужчины с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН) высокой степени – одной из разновидностей предвестников рака, обычно подвергающейся такому же лечению, как и настоящий рак.

Практика онкологии нуждается в серьёзных изменениях и инициативной борьбе с проблемой гипердиагностики и избыточного лечения рака. В частности, такие предраковые состояния, как ПКИС и ПИН высокой степени, не должны больше называться термином «рак».

Билл Сарди, автор книги «Больше не нужно бояться рака» («You Don’t Have to Be Afraid of Cancer Anymore»), также добавляет:

«Гипердиагностика относится к выявлению рака методом скрининга (маммография, ПСА-тесты) и она вряд ли станет очевидна врачу или выдаст себя проявившимися симптомами до того, как пациент умрёт по какой-то другой причине.

Рак распространён достаточно широко, и большинство пациентов погибнет с этим диагнозом, но не от рака.

Лечение и инвазивные или токсичные методы скрининга (рентгеновское излучение, маммография, пункционная биопсия) для опухолей, которые могут никогда не начать прогрессировать, не вызывают никаких симптомов и не создают угрозу летального исхода, будут представлять собой гипердиагностику и ненужное лечение».

Постепенно правда о раке выходит на поверхность, так что шарлатанство раковой индустрии ожидают дальнейшие разоблачения

Во всём этом есть и хорошая новость: если у вас только что диагностировали рак, то существует вероятность, что вы тоже стали жертвой медицинского шарлатанства и на самом деле вашей жизни ничего не угрожает.

Первый и самый важный момент в любой онкологической диагностике – онколог-скептик, пытающийся проинформировать, а не запугать вас.

Не попадайтесь на уловки шарлатанов и не спешите соглашаться на токсичную химиотерапию.

Для начала соберите всю возможную информацию, узнайте мнение других врачей и альтернативные варианты лечения (изменение образа жизни и др.), которые помогут предотвратить развитие рака или избавиться от него.

Вы также можете пройти онлайн тест для выявления степени угрозы рака на настоящий момент, посмотреть документальное видео и постараться узнать малоизвестные секреты о профилактике, диагностике и лечении рака.

Задумайтесь об этом: даже учёные из Национального институт рака публично признали тот факт, что многие диагнозы являются ложными и на самом деле крайне далеки от рака.

Но врачи-шарлатаны продолжают «диагностировать» рак, потому что чем больше у них пациентов, тем выше доход.

Они не заинтересованы в правдивой диагностике и сделают всё возможное, чтобы запугать вас и убедить в необходимости совершенно ненужной химиотерапии.

Сегодня на лечение рака уходит больше денег, чем на лечение любого другого заболевания

Если у вас диагностирован рак, и вы полностью доверяете медицинской системе своё дальнейшее лечение, то можете смело попрощаться со своими деньгами. Даже при наличии страховки, вы, скорее всего, всё равно потратите всё до копейки. Либо выживите и останетесь с пустым карманом, либо умрёте, но всё равно с пустым карманом.

Вот как одна из женщин описала свой опыт химеотерапии:

«В мои вены вводили высокотоксичную жидкость. Медсестра, проводившая эту процедуру, надевала защитные перчатки, потому что вещество оставляло ожоги, если хотя бы крошечная его капелька попадала на кожу.

Я не могла не спрашивать себя, что же происходит со мной внутри, если для защиты снаружи требуются такие меры предосторожности?» В течение следующих двух с половиной дней после этой процедуры меня мучила рвота.

На протяжении всего лечения я горстями теряла волосы, у меня пропал аппетит, нормальный цвет кожи и интерес к жизни. Я превратилась в ходячего мертвеца».

Смертельный бизнес в США

Раньше главной причиной детских смертей в Америке были несчастные случаи, теперь – это рак.

Рак лидирует среди причин детской смертности в США – Американским институтом рака (American Cancer Institute) ежегодно регистрируются 13 500 новых диагнозов.

Каждый из 300 мальчиков и каждая из 333 девочек возрастом до 20 лет заболевают раком, по данным Американского общества клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology).

За прошедшие 100 лет заболеваемость раком увеличилась во всех возрастных группах. Данные Государственной службы здравоохранения США (U.S. Public Health Service) показывают, что, если в 1900 году число смертей от рака было 64 на каждые 100 000 человек, то в 2005 году это число увеличилось почти в три раза, достигнув 188,7 человек на каждые 100 000 человек.

Коалиция по профилактике рака (Cancer Prevention Coalition — CPC) отмечает, что рак – это большой бизнес в этой стране: «Победа в войне с раком означает уничтожение рака. Однако, рак – многомиллиардный бизнес.

Разве уничтожение рака это не плохо для бизнеса? Это фармацевтический и маммографический бизнес.

У этих отраслей существуют сложные связи с американскими политиками, направляющими финансы на исследования, обеспечивающие их прибылью от лечения и диагностики рака».

Что вызывает рост заболеваний раком, особенно у детей? Это могут делать два главных фактора – химикаты и электромагнитные излучения.

Огромные 70-90% любого американского продуктового магазина переполнены полуфабрикатами с химическими добавками и консервантами, многие из которых – генетически модифицированные, кроме того, большая часть американской еды заражена пестицидами.

Другой потенциальный фактор – непрерывное погружение растущих организмов детей в электромагнитное излучение. Опухоли мозга также чаще диагностируются в развитых западных странах. Всё – от сотовых телефонов, до вышек сотовой связи, установленных повсеместно, от бытовой электроники до компьютеров… даже автомобили излучают электромагнитные волны.

Множество из этих технологий никогда не тестировались на потенциальные вредные воздействия. Исследование обнаружило, что электромагнитное излучение оказывает негативное воздействие на ткани и клетки, и неионизирующие излучение признано канцерогеном или потенциальным канцерогеном.

На основании этих рисков Бельгия недавно запретила сотовые телефоны, специально разработанные для детей до 7 лет.

На основе этой информации предлагаются рекомендации по ограничению соприкосновения детей с сотовыми телефонами, устройствами беспроводной связи, включая беспроводные наушники и микрофоны.

В педиатрической статье «Сотовые телефоны и дети. Соблюдение мер предосторожности» Сюзанна Розенберг (Suzanne Rosenberg) пишет: «Пока правительство считает радиоизлучение безопасным, не появляется никакого исследования по этой проблеме».

Уровень заболеваемости раком возрос до эпидемиологического уровня. И, если сейчас оценки показывают, что каждый второй взрослый в течение своей жизни заболевает раком, то с какими шансами заболеть раком столкнутся в будущем дети, если уже сейчас детский рак – убийца номер один в Америке? Забудьте о проблеме лечения, мы должны обратить внимание на причину. 

Источник: https://www.kramola.info/vesti/metody-genocida/rakovaya-afyora-lozhnye-diagnozy-i-lishnyaya-himioterapiya

А за ошибку никто не ответит. миллионам людей во всем мире был ошибочно поставлен диагноз рак

После десятилетий неправильных диагнозов рака c последующими лечениями и миллионов покалеченных здоровых людей, Национальный Институт Рака (National Cancer Instittute) и влиятельный научно-медицинский журнал JAMA (Journal of American Medical Association) наконец признали, что ошибались все это время.

https://www.youtube.com/watch?v=az9QCdjgDtI

Еще в 2012 году, Национальный Институт Рака собрал группу эскпертов для переоценки классификации некоторых самых часто диагностированных видов рака и их последующей “передиагностики” и чрезмерно-агрессивного лечения этих состояний.

Они определили, что вероятно миллионам людей был ошибочно поставлен диагноз рак груди, рак простаты, рак щитовидной железы и рак легкого, когда на самом деле их состояния были безопасными и должны были быть определены как “доброкачественные образования эпителиальной этиологии”. Никаких извинений не было сделано. Масс-медиа это полостью проигнорировала.

Однако самого главного тоже не было сделано: никаких радикальных изменений в традиционной практике диагностики, профилактики и лечения рака не произошло.

Таким образом, миллионы людей в США и по всему миру, которые были уверены, что у них смертельная болезнь рак и которые прошли по этому поводу насильственнное и калечащее лечение, словно услышали “Ой… Мы ошиблись. У вас на самом деле был не рак”.

Е

сли посмотреть на проблему только с точки зрения “передиагностики”  и “перелечивания” рака молочной железы в США за последние 30 лет, то приблизительная цифра пострадавших женщин будет равна 1,3 миллиона.

Читайте также:  Рациональное питание при раке молочной железы: диета на 1-4 стадии, меню, продукты, которые нельзя есть после оперативного лечения

Большинство этих женщин даже не подозревают, что они стали жертвами и многие из них относятся к своим “агрессорам” по типу Стокгольмского синдрома, так как думают, что их жизни “были спасены” ненужным лечением.

На самом же деле, побочные эффекты, как физические, так и психологические, почти наверняка значительно уменьшили их качество и продолжительность жизни.

Когда был сделан доклад Национального Института Рака, то оказались правы те, кто давно отстаивал позицию, что часто диагностируемый “ранний рак молочной железы”, известный как инкапсулированная карцинома молочного протока (DCIS), никогда не являлся по сути злокачественным, и поэтому не должен был лечиться с помощью лампэктомии, мастэктоммии, лучевой терапии и химиотерапии.

Д-р Сэйер Джи, основатель проекта-архива научных медицинских работ greenmedinfo.com, уже несколько лет активно занимается ознакомлением людей с проблемой “передиагностики” и “перелечивания”.

Два года назад он написал статью «Thyroid cancer epidemic caused by misinformation, not cancer» («Эпидемия щитовидки вызвана дезинформацией, а не раком»), которую он обосновал, собрав много исследований из разных стран, которые показали, что быстрое увеличение количества диагнозов рака щитовидной железы связано с неправильной классификацией и диагностикой. Другие исследования отражали такую же картину при диагностике рака молочной железы и простаты, и даже некоторых форм рака яичника. При этом нужно помнить, что стандартное лечение при таких диагнозах было удаление органа, а также облучение и химиотерапия. Последние два являются сильными канцерогенами приводящими к малигнизации этих безобидных состояний и вторичным ракам.

И, как обычно случается с исследованиями, которые противоречат установленным стандартам лечения, эти исследования также не попали в масс-медиа!

Наконец-то, благодаря усилиям многих честных онкологов, одна из самых часто диагностируемых форм рака была переклассифицирована в доброкачественное состояние. Речь идет о папиллярном раке щитовидной железы.

Теперь не будет оправдания тем онкологам, которые предлагают больным лечить эти ничем не опасные, по своей сути компенсаторные изменения с помощью тотальной резекции щитовидной железы с последующим применением радиоактивного йода, подсаживанием больного пожизненно на синтетические гормоны и постоянное лечение сопутствующей симптоматики.

Для миллионов “пролеченных” от “рака щитовидки” эта информация пришла поздно, но многих она избавит от ненужных страданий и ухудшения качества жизни вследствие калечащего лечения.

К сожалению – это событие, не стало сенсацией в масс-медиа, а это значит еще тысячи людей пострадают “по инерции”, пока официальная медицина на это не отреагирует.

Фильм: ПРАВДА О РАКЕ  Раковая опухоль – это лишь симптом, а не причина болезни

Упс…! “Это оказывается вовсе был не рак!”, – признает Национальный Институт Рака (NCI) в Журнале Американской Медицинской Ассоциации (JAMA).

14 апреля 2016 г. в статье, озаглавленной “Это не рак: Врачи перекласифицировали рак щитовидной железы”, журнал Нью Йорк Таймс указал на новое исследование, опубликованное в JAMA Oncology, которое должно навсегда изменить то, как мы классифицируем, диагностируем и лечим распространенную форму рака щитовидки.

“Международная группа врачей решила, что вид рака, который всегда классифицировали как рак, оказался совсем не рак.

Результатом этого явилось официальное изменение классификации состояния в сторону доброкачественного. Таким образом, тысячи людей смогут избежать удаления щитовидной железы, лечение радиоактивным йодом, пожизненное применение синтезированных гормонов и регулярные обследования. Все это было с целью “защитить” от опухоли, которая никогда не была опасной.

Выводы этих специалистов и данные, приведшие к ним, были опубликованы в 14-го апреля в журнале JAMA Oncology.

  Ожидается, что изменения коснутся более чем 10,000 продиагностированных больных раком щитовидки в год только в США.

Это событие будет оценено и отмечено теми, кто настаивал на перереклассификации и других форм рака, включая определенные образования молочной железы, простаты и легких.

Источник: https://shabdua.livejournal.com/4867711.html

Пациентов обрекают на смерть в России

Смерть Дарьи Стариковой из Апатитов, обратившейся к президенту в мае 2017 года, из-за неверно поставленного диагноза — далеко не первый случай в России. По данным «Газеты.

Ru», только в Мурманской области за последние пять лет из-за ложно установленного «остеохондроза», который в итоге оказался онкологией, погибли 150 человек.

После того как врачи все же обнаруживали рак, людям удавалось прожить не больше одного года.

Остеохондроз ставят десяткам россиян

О том, что жительнице Апатитов Дарье Стариковой, скончавшейся 22 мая в НИИ онкологии им. Герцена, неправильно поставили диагноз, стало известно еще в июне 2017 года.

Тогда во время «прямой линии» она рассказала президенту России Владимиру Путину, что перед тем, как диагностировать рак четвертой стадии, ее долго лечили от остеохондроза.

После обращения к главе государства СК признал Старикову потерпевшей и возбудил уголовное дело «О халатности» в отношении медиков апатитско-кировской ЦГБ. На данный момент следствие продолжается.

«В таких случаях есть специальные нормы Уголовного кодекса — точка [после смерти пострадавшего] не ставится. Устанавливаются обстоятельства, наличие или отсутствия дефектов оказания медпомощи. Срок следствия может продлеваться столько, сколько нужно для установления истины», — сообщили следователи.

Для продления жизни Стариковой почти на год применялись самые современные методы лечения онкозаболеваний, проводились консультации с иностранными специалистами. Тем не менее, не каждый россиянин может попасть под личное наблюдение ведущего онколога страны Андрея Каприна.

Случай девушки из Апатитов — далеко не единичный. Десятки людей умирают из-за неверно установленного «остеохондроза», который в итоге оказывается онкологией.

Как рассказал «Газете.Ru» журналист Александр Калугин, жертвой неправильной постановки диагноза стал и его тесть Сергей Павлов, который, как и Дарья Старикова, проживал в Мурманской области.
«В январе прошлого года он обратился в мурманскую поликлинику и пожаловался на утомляемость и слабость. В поликлинике взяли анализ крови, который показал падение гемоглобина. Это первый признак возможной раковой болезни. Но врач отказался продлевать Сергею больничный, прописал витамины, чтобы поднять гемоглобин, а основную причину проблемы искать не стал», — сообщил Калугин.

По его словам, через неделю тестю стало хуже — он поехал на обследование в местную больницу «Севрыба», однако и там врачи не смогли обнаружить болезнь.

«Я звонил министру здравоохранения области Валерию Перетрухину и просил, чтобы тестя на скорой помощи отвезли в больницу и еще раз обследовали. Но он сделал все, чтобы не отвечать на мой звонок. А когда я все-таки дозвонился до него, он на словах пообещал разобраться, но на деле никакой помощи не оказал», — отметил Калугин.

Дальнейшее развитие событий очень похоже на историю Дарьи Стариковой, которую меньше чем через месяц после постановки неверного диагноза «межпозвоночный остеохондроз» госпитализировали с кровотечением.

Так, сообщил Калугин, через несколько дней после того, как Павлова выписали из больницы, он снова попал туда на скорой помощи с кровотечением желудка.

Только тогда врачи смогли поставить верный диагноз — рак желудка 4 стадии.

«Несколько лет назад супруга моего тестя умерла от аналогичной болезни в «Севрыбе», поэтому никакого доверия к этой больнице мы уже не испытывали. Мы поехали лечиться в Санкт-Петербург.

Сначала поступили в Александровскую больницу, там врачи, узнав наш диагноз, понимающе сказали «О! Мурманск» и потом рассказали, что со слишком поздно диагностированным раком к ним пациенты из Мурманска поступают пачками», — подчеркнул Калугин.

Родственник пациента отметил, что его тесть перенес три курса химиотерапии. Последний, четвертый курс он прошел в сентябре 2017 года. В апреле 2018 года на 66-м году жизни он скончался. С момента постановки верного диагноза мужчина прожил чуть больше года, как и жительница Апатитов Старикова.

«Все это благодаря врачам в Санкт-Петербурге. Мы им очень благодарны, потому что они со своей стороны сделали все, что могли. Однако специалисты из Мурманска помочь не смогли. И наш случай не единичный. Онкология является проблемой региона. Качество диагностики никакое.
Конечно, после того как Старикова позвонила президенту и сказала, что не только она, но и другие горожане не могут получить нормальную медицинскую помощь, началась массовая истерика и показушные мероприятия с доставкой больных на самолете.

Тем не менее, не каждый онкобольной может себе позволить лечение в другом городе, переезд туда стоит дорого», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

По словам Калугина, за последние пять лет в Мурманской области около 150 человек с онкозаболеваниями получили неверный диагноз. Эту цифру, по словам мужчины, ему сообщил на один из высокопоставленных областных врачей. Такие же данные приводит региональное информационное агентство «FlashNord». Сам специалист, на которого ссылается Калугин, отказался отвечать на вопросы «Газеты.Ru».

Калугин еще летом прошлого года написал заявление в СК с требованием возбудить уголовное дело против врача из поликлиники, который поставил неверный диагноз.

«Мы упрашивали его отправить тестя на обследование, но он этого не сделал. На этого врача жалуются многие пациенты. У него всегда все заканчивается выпиской витаминов», — объяснил он.

Ответ от следователей пришел в день смерти Стариковой, 22 мая. Мужчине заявили о возбуждении уголовного дела. Тем не менее, считает Калугин, перспективы у этой истории нет. Как выяснила «Газета.Ru», врач общей практики, против которого было возбуждено дело, на данный момент продолжает работать в мурманской поликлинике.

«Сейчас мы рассматриваем вариант подать иск против правительства Мурманской области, потому что больница подчиняется именно области. Эта оптимизация здравоохранения и приводит к таким результатам», — убежден Калугин.

История повторяется в Свердловской области

Еще одной жертвой неправильно установленного диагноза стала жительница Краснотурьинска Евгения Попова. В октябре 2017 года она начала испытывать боли в области груди и позвоночника, из‐за которых не могла свободно передвигаться.

Женщину направляли от одного врача к другому, делали компьютерную томографию и многочисленные анализы, сообщила ее двоюродная сестра Олеся Желтова в разговоре с «АиФ-Урал».

Местные врачи поставили ей диагноз «остеохондроз» и заявили, что повода для беспокойства нет.

Уплотнения в молочных железах, которые появились у женщины, медики связали с последствиями грудного вскармливания.

Многодетная мать обратилась в онкоотделение городской больницы — там ей провели компьютерную томографию, УЗИ и рентген. Ни одно из исследований не выявило онкологию.

Состояние Поповой ухудшилось — она значительно потеряла вес и с трудом могла передвигаться. Женщину перевели в клинику Екатеринбурга. Только там врачи диагностировали у нее рак четвертой стадии. Повторная томография выявила множественные метастазы в печени и костях. Опухоль была неоперабельна. Химиотерапия также исключалась — организм был ослаблен, он мог не выдержать такой нагрузки. Облегчить состояние женщины пытались медикаментами, однако врачи отказывались выписывать их бесплатно без справки об инвалидности. Родственники пациентки подготовили обращение в Минздрав Свердловской области в связи с неверно поставленным первоначальным диагнозом.

Минздрав запустил проверку. 11 января 2018 года стало известно, что Евгения Попова скончалась. Об этом в фейсбуке сообщила ее подруга Наталья Калинина. Без матери остались трое ее детей — самому младшему было чуть больше полугода.

На следующий день СК по Свердловской области запустил проверку обстоятельств смерти жительницы города Краснотурьинска. «Проверяется, в полном ли объеме ей оказывали медпомощь, своевременно ли было диагностировано заболевание», — добавили следователи.

«После таких процедур он уже должен бегать»

Житель Петрозаводска Евгений Меккиев в феврале 2014 года в месяц своего 55-летия пожаловался на боли в спине и груди, отдававшие в правое бедро. Врачи Отделенческой клинической больницы, к которой он был прикреплен как сотрудник РЖД, поставили диагноз — обострение остеохондроза.

Мужчине выписали препараты.

По словам его родственников, которые цитирует петрозаводского издание «Daily», через три месяца лекарств было столько, что они не помещались на подоконнике. Тем не менее, врачи продолжали выписывать новые. За пять месяцев после обращения Меккиева в железнодорожную поликлинику его осмотрели несколько специалистов: два разных терапевта, невропатолог, хирург.

Все врачи ставили один диагноз — остеохондроз.

«В поликлинике ему давали больничный на две недели, а потом выписывали. А он просто не мог работать. Коллеги видели, что он не может, и говорили: «Женя, не работай, посиди, мы сделаем». И только врачи словно не замечали, как ему плохо», — рассказывала родственница Меккиева.

Летом 2014 года Евгения на две недели госпитализировали в железнодорожную больницу. Там его лечили от остеохондроза грудного отдела позвоночника и межреберной невралгии.

В день выписки домой на амбулаторное лечение, свидетельствуют данные эпикриза, боль в груди и спине уменьшилась. Однако мужчину начала беспокоить боль под правой лопаткой. Дома мужчина с трудом передвигался, держась за стенки.

На жалобу о сильных болях в ногах невропатолог выписал ему таблетки и крем.

В июле врачей Меккиев посещал через день.

«Врач в Костной клинике ему сказал, что после таких процедур он уже должен бегать. И посоветовал обратиться в неврологическое отделение республиканской больницы.

В больницу мы его вели под руки. Он сам уже не мог идти, он был фактически при смерти.

На платной консультации врач сразу сказал мужу, что у него не неврология», — рассказала родственница Меккиева.

По совету врача мужчина лег на обследование. Рентгенография выявила у него множественные разрушения костей. Специалисты поставили диагноз «множественная миелома», или рак крови, возникающий в костном мозге. Через неделю у Меккиева отказали почки — он начал ходить на регулярные процедуры по очищению крови. Позже он стал проходить курсы химиотерапии: кости перестали разрушаться.

Врачи говорили, что в среднем пациенты с таким диагнозом могут жить шесть лет. Они даже отпускали мужчину домой между курсами химиотерапии. Меккиев пролежал на больничной койке чуть больше года.

В августе 2015 года он подхватил инфекцию, с которой при миеломной болезни организм практически не может справиться.

У пациента развился сепсис внутренних органов, Меккиев впал в кому и через 10 дней умер.

Источник: https://news.rambler.ru/community/39922826-lozhnyy-diagnoz-kak-patsientov-obrekayut-na-smert-ot-raka/

Ссылка на основную публикацию